Архив выпусков

Сентябрь 2018
ПндВтрСрЧтПтСбВс
272829303112
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Новости

5 сентября 2018 года областной суд рассмотрел иск Управления Министерства юстиции РФ по Ивановской области о ликвидации ивановского...

В областном суде рассматриваются апелляционные жалобы по громкому делу С.Жубаркина и других обвиняемых. Процедура довольно долгая, так как...

27 августа 2018 года врио губернатора Ивановской области С.Воскресенский встретился с жителями Шуйского района и ответил на вопросы,...

Главная | 49 (04.12.2012)

Неожиданно в истории с приобретением архива А.Тарковского возникла тень Б.Березовского

Так на чьи деньги приобретен архив Тарковского?
Е. Смирнова

28 октября т.г. агентство «Интерфакс» сообщило, что по результатам торгов на аукционе в Лондоне цена архива А. Тарковского составила 1,3 млн. фунтов стерлингов. Кто именно приобрел архив, не сообщалось.

Губернатор М.Мень и А.Венедиктов, главный редактор радиостанции «Эхо Москвы», общаются на дне рождении у Т.Канделаки в Москве

На следующий день «Газета.ru» подтвердила данный факт, уточнив, что на Sotheby`s за 1,3 млн. фунтов стерлингов (почти два миллиона долларов) был продан архив А. Тарковского. Его купил представитель Ивановской области для дома-музея режиссера в Юрьевце.

Народ в Ивановской области возмутился и потребовал ответов на вопросы: на какие деньги было сделано это приобретение? Кто раскрутил на аукционе до невиданных размеров стоимость этой покупки? Почему архив не был куплен за 1 млн. рублей, а приобретен за 72 млн. рублей? Если это деньги спонсоров, то назовите их. Иначе можно предположить, что хронически депрессивный регион «кидается» бюджетными деньгами на приобретение вещей далеко не первой необходимости.

Но называть источник столь невиданной щедрости областная власть не торопится.

И спросил «Дождь» М. Меня

«В интервью телеканалу «Дождь» губернатор Ивановской области М. Мень рассказал, что на выкуп архива А. Тарковского потратил, в том числе, личные средства, и рассказал о некоторых подробностях аукциона.

Писпанен: Вы купили за один с лишним миллионов фунтов. Не так давно этот же самый архив продавали за 30 тысяч долларов.

Мень: Кто это вам сказал?

Писпанен: Владелец этого архива.

Мень: Когда человек обогатился за счет достояния страны и когда к этому человеку начинают люди из культурного сообщества предъявлять различные претензии, человек пытается оправдаться, и следов никакой переписки ни с кем из российского киносообщества не замечено. Я семь лет работаю губернатором Ивановской области, семь лет мы проводим вместе с вашим телеканалом фестиваль «Зеркало» имени Андрея Тарковского. Никаких предложений к нам не поступало. Поверьте, если бы нам поступило предложение без всякого аукциона приобрести для нашего музея такой архив, конечно, мы бы его приобрели.

Писпанен: Может, она напрямую вам не предлагала. Вы знаете эту женщину, вы знаете, что у нее в руках был этот архив? Вы сами-то ей предлагали выкупить у нее?

Мень: У нас информация об этом архиве официальная появилась буквально за месяц до того, как она выставила его на аукцион.

Лобков: А где он был?

Мень: В Европе у нее, она живет в Европе, у нее было недопонимание с семьей Тарковского, семья тоже считала, что она должна была передать свое достояние назад России. Но она приняла такое решение, давайте не будем ее осуждать.

Писпанен: Я просто заинтересовалась, если можно было выкупить за 30 тысяч долларов, как он говорит.

Мень: Вы серьезный телеканал, серьезные журналисты. Ну что значит: кто-то по телефону что-то сказал. Вы спросите, где переписка, где обращение. Ничего нет. Это просто попытка реабилитироваться, когда человек заработал огромные деньги на базе того, что ему принадлежит условно. Чтобы не стать персоной нон грата, она теперь оправдывается.

Писпанен: А как вы собирали эти деньги? Сумма-то большая.

Мень: Сложно. Предприниматели, не только ивановские, но и московские, те, кто понимает, насколько важно это наследие сегодня для страны – ведь на самом деле, Тарковский недооценен, если говорить о мировых киношколах, два наших режиссера, на которых учат молодых режиссеров в мире, - это Эйзенштейн и Тарковский. Был такой мощный интерес, 22 участника, трое участников вышли на финишную прямую – Ларс фон Триер, предприниматель из Латвии, который хотел приобрести его не с коммерческой точки зрения, у них тоже проходит фестиваль Тарковского, они хотели оставить его для Латвии, и мы. Мы не имели права отступить, мы должны были играть до конца, вернуть в Россию это наследие.

Писпанен: Вы знали, что помогут друзья-предприниматели? Или у вас была определенная сумма?

Мень: Я прекрасно отдавал себе отчет, что если я по согласованию с Министерством культуры взял на себя такую ответственность как руководитель региона, где родился Андрей Тарковский, где находится его дом-музей, я не могу допустить того, чтобы архив остался в другой стране.

Лобков: А свои личные деньги вкладывали?

Мень: Вкладывал, я вкладывал средства, полученные от гонораров книг моего отца.

Писпанен: Мы не налоговая, можете не оправдываться.

Мень: Я не оправдываюсь, я принципиально говорю, что часть средств, которые недавно получила наша семья от гонораров за книги моего отца Александра Меня. Мой отец учился в одной школе с Андреем Тарковским, они были знакомы, это наш семейный будет вклад.

Лобков: Документы, которые сейчас выкупили, были в мировом культурном обороте или они лежали под спудом, и их публикация сейчас может многое открыть, скажем, в творческом методе Тарковского, в том, как он придумывал свои фильмы?

Мень: Основные вещи не были опубликованы, а аудиовизуальные материалы вообще никем не разбирались, не анализировались. Нам предстоит очень серьезная работа, мы также договорились с Министерством культуры, что нам окажут методическую помощь, помощь архивистов, мы будем этим заниматься очень серьезно. Я хотел добавить, я прагматик, я рассматриваю для себя и для региона с точки зрения развития региона, развития туристического потенциала, потому что Юрьевец – город в очень сложном экономическом состоянии. В 50-е годы он был затоплен наполовину. В советские годы там работали предприятия, которые сейчас не работают. Единственное, на что мы можем опираться в развитии этого небольшого города, это туризм. Опыт у нас такой есть, вы знаете город Плес, который мы раскрутили до серьезного туристического центра. Я думаю, теперь весь мир после этого аукциона знает о том, что есть такой город, что есть музей Тарковского.

Писпанен: Вложились в имидж, молодцы.

Мень: Если б мы заказывали у какой-нибудь международной компании раскрутку нашего региона как региона с туристическим потенциалом, стоило бы дороже, но эффект был бы хуже».

Обратите внимание: конкретные меценаты-спонсоры так и не названы, конкретная сумма, которую внес лично М. Мень, так и не названа. 

Но тут прояснить ситуацию помог телеканал «Барс», который 30 ноября 2012 года сообщил, что архив А. Тарковского в Лондоне приобрел российский предприниматель и коллекционер Кирилл Игнатьев. И даже уточнил, что он возглавляет группу компаний «Русские инвестиции» и живет в Ивановской области.

А мы и не знали, а когда узнали…

В век научно-технического прогресса узнать из  Интернета информацию практически про любого человека не проблема, и я решила, что необходимо все же выяснить, кто же он, этот благотворитель - К. Игнатьев? Прочитав статью «Невская «березовка» в газете «Ленинградская правда» от 21.03.2005г., задумалась, и вот почему.

В статье речь шла о конфликтной ситуации вокруг инвестиционно-строительного проекта «Набережная Европы». В свое время В. Путин поручил реконструкцию набережной Малой Невки в Петербурге компании «Петербург-Сити». За контроль над этой компанией и шла борьба.

Приведу небольшой отрывок из этой статьи:

«<…>После очередной серии газетных, правоохранительных и бандитских наездов к нам пришел заместитель председателя Совета директоров ООО «Петербург-Сити» Сергей Львов. Выглядел господин Львов как человек чрезвычайно обеспокоенный, затравленный и полностью отдающий себе отчет в том, что на него идет большая охота без правил. Вероятно, визит в редакцию стал крайним шагом, позволившим предать огласке конфиденциальную и потому опасную для нашего собеседника информацию. Мы публикуем текст интервью без изменений и сокращений.

Редакция официально заявляет, что за достоверность упоминаемых в интервью фактов несет ответственность лично Сергей Львов. Газета по понятным причинам пока не может проверить их истинность. Журналисты нашего издания будут внимательно следить за ходом конфликта и в ближайших номерах «Версии в Питере» постараются изложить альтернативные мнения.

- Насколько известно, конфликт по поводу «Набережной Европы» развернулся между вами и московским предпринимателем Кириллом Игнатьевым. Не расскажете, как познакомились с этим человеком?

- Осенью 2002 года я находился в Таллине, где на меня вышел старый знакомый Александр Карагодов, бывший сотрудник советского МВД, а ныне гражданин Эстонии. Он пригласил меня на обед в ресторан «Глория», где за наш стол как бы случайно по приглашению Карагодова подсели два офицера эстонской полиции безопасности (КАПО) Анвельт и Рихо Тамм. В ходе разговора выяснилось, что господин Тамм является эстонцем американского происхождения, а моих собеседников очень интересует политическая и экономическая ситуация в России. Тогда широко обсуждался недавний визит в Эстонию губернатора Санкт-Петербурга Владимира Яковлева, с которым мы встречались у меня дома в Таллине, потому тема подозрений не вызвала. Кроме того, активно развивался совместный проект компании «Петербург-Сити» и РНЦ «Прикладная Химия», нами велась работа в отношении пассажирского терминала Морского порта  на  Васильевском острове. За столом кто-то предложил познакомить меня с неким представителем мощной международной финансовой структуры и возможным стратегическим инвестором. Благодаря Карагодову в тот же вечер состоялись переговоры с господином Игнатьевым, причем обнаружилось, что он имеет подробную информацию обо всех наших проектах в Санкт-Петербурге. Особенно бизнесмена интересовали военные технологии и перевод ГИПХ на другую площадку.

- Ну а таинственная международная корпорация?

- Игнатьев представился совладельцем финансовой группы «Русские инвестиции», депутатом Государственной думы и заместителем генерального директора ОРТ по финансам. На его визитной карточке с московскими телефонами было написано, что ее хозяин является генеральным директором холдинга ОРТАСС. На следующий день я получил наилучшие рекомендации об этой компании от эстонского «Ханса-банка» и, как ни странно, от офицеров КАПО Анвельта и Тоотса. Скоро стало ясно, что помимо эстонских спецслужб депутат Кирилл Игнатьев поддерживает частые контакты с российскими чиновниками, политиками, военными и чеченской диаспорой в Прибалтике (Хароном Дикаевым и другими). Лишь недавно я узнал, что таким образом мог финансироваться интернет-сайт «Кавказ», располагавшийся в странах Балтии. Я лично видел формуляр с документами о предоставлении Игнатьеву гражданства Эстонской республики «за особые заслуги», помощник президента Эстонии рассказал мне, что эти бумаги были направлены почтой полиции безопасности. Уверен, предприниматель самостоятельно или через эстонцев находился в контакте с разведывательными органами стран НАТО.

- Вам не кажется, что это слишком похоже на шпионский детектив?

- Каждое мое слово основывается на документах - служба безопасности посольства России в Таллине получила копии формуляра в сентябре 2004 года. <…> Я получил приглашение посетить Российский Экономический Форум в Англии, чтобы там обсудить подробности с загадочным «главным инвестором». Прилетев в Лондон, я встретился с Игорем Станиславовичем Брановицким и господином Игнатьевым в гостинице «Лейнсборо», где меня познакомили со специально прибывшим по этому случаю Борисом Березовским. И объяснили, что именно он является инвестором проекта, совладельцем холдинга «Русские инвестиции».

- Зачем же олигарху «Набережная Европы»?

- Березовский очень уверенно заявил, что проблем с деньгами под проект не будет. Он подтвердил заинтересованность в реализации строительства на площадях ГИПХ, назвал Игнатьева старым партнером и доверенным лицом в России. <…> Борис Абрамович в шутку именовал комплекс «березовкой», остался доволен идеей и вручил мне свои личные телефоны».

Прибыль любой ценой

По моему глубокому убеждению, Березовский – враг № 1 нашей страны и  его маниакальное стремление навредить В.В. Путину любым способом выглядит довольно жалко. Естественно, брать на веру информацию, изложенную в интервью, наверное, не стоит, но и не доверять ей оснований вроде бы нет. 

Похоже, губернатор, имеющий театральное образование,  не всегда умеет верно выстроить мизансцену и подобрать необходимые декорации.

Вся эта история с приобретением архива лишний раз убеждает меня, что для нашего губернатора не является главным экономическое развитие региона, а для него главное - лишний раз громко напомнить о себе. Ведь если правда то, что рассказал некий господин Львов о К. Игнатьеве, и если правда, что с участием его денег приобретен архив, то история очень даже плохо пахнет. Ведь такие люди просто так ничего не делают, руководствуясь только гуманными целями. Для таких людей главная цель - прибыль любой ценой. Да еще и небезызвестный Борис Абрамович нарисовался. Это сейчас он почти иссяк, а на момент публикации интервью был еще в силе.

В том же так любимом губернатором   Плесе даже любовнице Левитана поставлен памятник, а вот дача великого русского певца Федора Ивановича Шаляпина попала под снос, чтобы француз, имеющий недвижимость в Плесе, смог воздвигнуть на ее месте экоферму. Уверена, что слава Ф. Шаляпина, прославившего  Россию, не менее значима, чем слава А. Тарковского. В. Шаляпина знал и любил весь мир. Но, возможно, беда  в том, что Ф. Шаляпин не учился в одном классе с папой М. Меня.

Чтобы развеять все кривотолки, просили бы губернатора пролить свет на историю с приобретением архива, а заодно и уточнить, за чьи деньги была организована поездка на торги и в какую сумму обошлась?

С. Пахомов
«Это сказки», — так прокомментировал спикер Ивановской облдумы С. Пахомов  в своем микроблоге информацию о том, что архив А. Тарковского выкупал предприниматель  К. Игнатьев. «Но он, действительно, активно помогал», — добавляет Пахомов. (Источник: «Курсив»)
Интересно, когда же нам наконец скажут правду? Не удивлюсь, если в ближайшее время нам будут рассказывать, что желающие выкупить архив буквально стояли в очереди, чтобы отдать деньги. Но лично я в этом глубоко сомневаюсь. Ведь такие люди просто так ничего не делают, руководствуясь только гуманными целями. Для таких людей главная цель – прибыль любой ценой. Да еще и Березовский Борис Абрамович нарисовался.

Наши рубрики

Нас посещают

Яндекс.Метрика

Консультант

Морепродукты