Архив выпусков

Август 2018
ПндВтрСрЧтПтСбВс
303112345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829303112

Новости

12 июля 2018 года состоялось заседание комиссии по развитию здравоохранения на территории Ивановской области. Заседание провел врио...

9 июля 2018 года в Екатеринбурге открылась девятая Международная промышленная выставка «Иннопром-2018», организованная при...

По данным Ивановостата, в январе–мае 2018 года население Ивановской области сократилось на 4581 человек. Численность населения...

Главная | 4 (30.01.2018)

Огромное доходно-имущественное расслоение стимулирует социальную напряженность

Почему вспышки насилия у подростков тщательно замалчиваются?
Ю.Мельникова

19 января 2018 года в Улан-Удэ вооруженный топором 15-летний подросток напал на учеников и бросил в класс «коктейль Молотова». Ранее, 15 января, почти аналогичный случай произошел в пермской школе, где два девятиклассника напали с ножами на учительницу и учеников 4-го класса. Неужели насилие в школах становится и частью нашей реальности?

Андрей Воробьев и Сергей Лавров на открытии гимназии.
Стоимость обучения в учреждении 700 тысяч рублей в год

Громких случаев с применением холодного и запрещенного у нас в свободном владении «горячего» оружия в российских школах было несколько в последние годы. В феврале 2014 года старшеклассник одной из московских школ застрелил учителя географии. В марте 2016 года молодой человек убил 15-летнюю школьницу в кабинете директора школы в Находке, а затем совершил самоубийство. Якобы причиной стала «несчастная любовь».

В марте 2017 года в подмосковных Люберцах во время урока физкультуры в гимназии подросток активировал устройство для отпугивания собак, контузии получили четыре человека. В сентябре 2017 года ученик девятого класса в подмосковной Ивантеевке ударил учительницу кухонным топориком, а затем открыл стрельбу из пневматического оружия по одноклассникам и стал разбрасывать взрывпакеты. Наконец, в ноябре 2017 года в одном из московских колледжей студент 3-го курса убил преподавателя ОБЖ, опубликовал «отчет» об убийстве на странице в «ВКонтакте», после чего покончил с собой.

После подобных сводок новостей напрашивается вывод: в школе явно надо что-то поправить. Но вот только что? Есть ли тут какое-то универсальное средство?

Уполномоченный при президенте по правам ребенка Анна Кузнецова, оперативно реагируя на ЧП, как и положено по должности, раскритиковала как «хаотичные» и «нелогичные» действия сотрудников школы во время поножовщины в Перми. Мол, оставили вход в школу после инцидента «неконтролируемым». А нужны, дескать, навыки действий в подобных случаях, которые нужно отработать на «автоматическом уровне».

Хотелось бы уточнить, какие именно? Навыки рукопашного боя?

Оборудовать тревожной кнопкой каждый класс и тренироваться раз в неделю всей школой на скорость эвакуации и блокировки в безопасных помещениях? Превратить каждую школу в осажденную крепость? Причем осажденную непонятно кем и готовую также отразить «внутреннюю агрессию».

Еще Кузнецова сказала, что надо принять меры, которые изменят «сам подход к воспитанию детей». Но тут надо для начала выяснить, что не так с этим самым воспитанием. И нет ли тут, страшно сказать, системной проблемы. А еще страшнее сказать – проблем социального характера. Ведь случись такое не в нашей стране, а на «тлетворном Западе», тотчас нашлись бы умники-пропагандисты, которые указали бы на то, что, мол, причины подобных драм и трагедий кроются в самом характере «тлетворного общества».

Однако у нас не очень принято говорить о социальных «язвах» в широком смысле. Лучше определить каждое происшествие как «частный случай», приняв в порядке оперативного реагирования точечные меры. Разумеется, по еще большему ужесточению того, что еще можно ужесточить. Но является ли такой способ реагирования эффективным в преодолении первопричины подобных явлений, или же это борьба с симптомами?

Оба подростка, устроившие резню в Перми, — из неблагополучных семей. Такие дети – потенциально опасны во всякой стране, независимо от режима и строя, и даже системы школьного образования. Им надо уделять повышенное внимание. Притом, что в настоящее время, конечно, бОльшая ответственность за воспитание вообще лежит на родителях, а не на школе. В школе нет уж прежних пионерских и комсомольских организаций, которые хотя и «промывали мозги», но при этом в большей степени держали детей под контролем, чем держат сейчас замордованные бюрократической отчетностью и работой на полторы-две ставки учителя.

Свобода предполагает увеличение усилий на воспитание ответственного гражданина. Это не всяким кадрам по силам.

При этом какие-то вещи, связанные со школьным насилием, носят, можно сказать, всемирный характер, это не только наши проблемы. Объемы потоков информации, обрушивающихся на неокрепшие юные головы, возрастают во всем мире. Все не отфильтруешь. Причем подчас на фоне усиления прессинга, в том числе психологического – со стороны родителей: мол без хорошего образования сгинешь в нищете, будешь лузером.

При этом скорость накапливания информации обществом, как заметил еще покойный Петр Капица, ныне такова, что предыдущее поколение не успевает в полной мере передать свой опыт поколению новому. Он устаревает быстрее.

Есть аспект и чисто физиологический. Гормональный. Подросткам в период «гормонального взрыва» некуда приложить силы. А занимались бы в спортивных секциях или гоняли бы в футбол или хоккей во дворе до изнеможения – так меньше сил и мыслей уходило бы на всякую дурь. Есть у нас сегодня в массовом порядке такие возможности? Без учета понастроенных в каждом дворе бессмысленных металлических конструкций под видом «детских площадок», годных разве что для детсадовцев.

А что наши подростки смотрят по телевизору? Сериалы про ментов и бандитов в «прайм-тайме». Что они видят вокруг себя? Культ силы и силовиков, презрение к толерантности, называемой нынче не иначе, как пресловутой. Они не видят культа знаний, терпимости и доброты. Они видят культ легких денег, которые можно отжать или украсть. Они видят противоречие между тем, чему их пытаются учить, и тем, что они видят в жизни. Кто в ней настоящие хозяева.

И эти «настоящие хозяева» уже закрываются от людей. Подмосковные власти построили за 2,29 млрд рублей элитную школу в Барвихе, обучение в которой стоит 700 000 руб. в год.

Руководитель Центра антикоррупционной политики (ЦАП) «Яблока» Сергей Митрохин направил заявление в прокуратуру Московской области с требованием проверить законность работы школы в Одинцовском районе Подмосковья на платной основе, остановить дискриминацию и обеспечить квоту для детей из малообеспеченных и многодетных семей. Митрохин также потребовал от прокуратуры отменить отказ МВД в возбуждении уголовного дела.

Как выяснили в ЦАП, в Московской области в деревне Раздоры, ул. Утренняя, 1 в 2017 году был построен «многофункциональный детский образовательный центр». Школа и детский сад строились по муниципальной программе и обошлись бюджету, по подсчётам юристов ЦАП, в 2,164 млрд руб. Ещё 129,9 млн стоила техника, инвентарь и мебель для школы. Итоговая сумма 2,29 млрд руб. составляет примерно пятую часть расходов бюджета Одинцовского муниципального района.

После окончания строительства администрация одинцовского муниципального района по неизвестной причине отказалась от образовательного центра. Имущество было передано областному правительству. Сейчас на базе образовательного центра действует Областная гимназия им. Е. М. Примакова. Ее учредитель – министерство образования Московской области.

Из ответа ОВД на запрос гражданских активистов стало известно, что в школе обучаются порядка 550 человек, из них только 14 на бесплатной основе. В школе предположительно учатся дети губернатора Московской области Андрея Воробьёва. Как сообщил директор гимназии, обучение стоит 700 000 руб. в год. На открытии школы в Барвихе, среди прочих гостей, присутствовали губернатор Воробьёв и министр иностранных дел России Сергей Лавров.

«Этот «бюджетный маневр» Воровьева означает, что он считает уровень общедоступного образования в Подмосковье низким, не достаточным для своих детей. Но вместо того, чтобы повышать качество образования для всех детей Московской области, он решил исправить ситуацию только для узкого круга приближенных. Мне кажется, что для Президента РФ, которым пока еще является Путин, – это серьезный повод отстранить губернатора в связи с утратой доверия», – заявил руководитель ЦАП Сергей Митрохин.

В ЦАП также полагают, что платная основа работы и стоимость обучения в элитной школе не оставляют шансов детям из малообеспеченных семей.

«Происходит дискриминация по имущественному признаку, нарушается право детей на общедоступное и бесплатное образование, что гарантировано в ч. 3 ст. 5 Закона об образовании. Учитывая, что в школе учатся дети губернатора области Андрея Воробьёва, есть его личный интерес в том, чтобы школа была максимально укомплектована и включала только детей элиты», - считает замруководителя Центра, юрист Алексей Карнаухов.

Информация о нарушениях закона передана в прокуратуру.

Это ли не продолжение расслоения общества?

Наши рубрики

Нас посещают

Яндекс.Метрика

Консультант

Морепродукты