Архив выпусков

Апрель 2018
ПндВтрСрЧтПтСбВс
2627282930311
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30123456

Новости

5 апреля 2018 года в Москве состоялось заседание Госсовета по вопросу развития конкуренции. Честной конкуренции в России нет,...

Как стало известно “Ъ”, в Москве за взяточничество арестован главный тыловик УФСБ по Ивановской области подполковник Владимир...

Ивановская межрайонная природоохранная прокуратура совместно с сотрудниками ивановской мэрии, Росприроднадзора и Росреестра по Ивановской...

Главная | 48 (05.12.2017)

«Формально верно, а по существу - издевательство»

Почему наша страна не может разбогатеть?
Э. Воздвиженский

Хочу остановиться на экономике, т.к.  именно по этой теме я получаю много писем. Люди удивляются, почему такая богатая страна, как Россия,  вдруг оказалась бедной?

Прямой телеэфир премьера Дмитрия Медведева прошел, как водится, в атмосфере едва не полного благодушия: экономика — растет, инфляция — низкая, рубль — крепкий, соцобязательства государства исполняются на все сто. Как бы выразился Ильич, «формально верно, а по существу - издевательство».

 
Без малого 14% россиян, по данным Всемирного банка, тратят меньше 5 долларов, т.е. 300 рублей, в день
История лишнего человека

По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в этом и два ближайшие года мировая экономика будет прибавлять по 3,6-3,7% (в основном за счет развивающихся стран, к примеру Индии); российская — по 1,5-1,9%, причем не с наращиванием, а с замедлением темпов (Владимир Путин почему-то называет это «стадией устойчивого развития и роста»). Таким образом, Россия не может претендовать на расширение своей нынешней доли в мировой экономике — 3% (для сравнения: доля ЕС и Китая — по 17%, США — 16%, Индии — 7%). «Российская Федерация — далеко догоняющая страна», — прокомментировал член-корреспондент РАН Сергей Афонцев.

Каким образом достичь темпов роста? Здравый смысл подсказывает: повышением производительности и, значит, — с помощью модернизации и автоматизации производств (тем более что изношенность основных фондов, по данным Росстата, составляет почти 50%). Правда, как в том анекдоте, «есть один нюанс». По прогнозам Академии наук, к 2025 году автоматизация приведет к тому, что безработными, даже с учетом демографического спада, окажутся 2,5 млн россиян; по мнению министра Михаила Абызова, уже вскоре на рынок труда отправятся 3 млн человек; более радикальные прогнозы говорят о 25 миллионах неприкаянных буквально через несколько лет.

Уже не только «мечтатели»-футурологи, но и «приземленные» специалисты предупреждают: еще лет десять — и роботы заменят людей в органах власти и конторах, в образовании и здравоохранении, финансах и юриспруденции, аналитике и журналистике, логистике и общественном транспорте, торговле и общепите, бытовом обслуживании и туризме, промышленности и агропроме… Алексей Кудрин предрек, что отомрет 13% «человеческих» профессий. По данным Boston Consulting Group, сейчас более 30% населения России работают в госсекторе, 35% заняты низкоквалифицированным трудом. Но именно клерки и офисные работники всех мастей, переводчики и гиды, продавцы, официанты и кассиры, таксисты и дальнобойщики, трактористы и комбайнеры, охранники и рабочие, даже преподаватели, хирурги и судьи — все эти и многие другие профессии будут «расчеловечены».

Считается, что высвободившиеся головы и руки — при растущей экономике — пристроят малый и средний бизнес, сфера услуг (например, ухода за детьми, инвалидами и пожилыми), новые профессии — разработчика искусственного интеллекта и нейросетей, инженера-робототехника, агроинфор- матика и агрокибернетика и так далее. Но готова ли Россия к такому развитию событий на самом деле? Будем опираться не на обещания и планы, а на факты, сплетающие реальность и программирующие будущее, охватим новости последних недель.

Ни кошелька, ни жизни

Уход за детьми, инвалидами и пожилыми — это, конечно, здорово, да кто его оплатит? Граждане? Но, по опросам, десятая часть работников попала под сокращения, еще 20% ждут увольнения в ближайшее время, 40% либо столкнулись с падением зарплат либо уверены, что это вот-вот случится. Реальные доходы населения последовательно снижаются в течение всего «посткрымского» периода: на 0,7% в 2014 году, 3,2% — в 2015, 5,9% — в прошлом и 1,3% — в текущем (а не растут, как рассказывает — то ли нам, то ли себе — президент). Более 12 млн соотечественников, почти 17% трудоспособного населения, живут на доходы ниже прожиточного минимума. Без малого 14% россиян, по данным Всемирного банка, тратят меньше 5 долларов, то есть 300 рублей, в день. Почти четверть семей, по их ощущениям, находится в плохом и очень плохом материальном положении, 17% экономят на лекарствах, 8% — даже на еде.

Может, оплачивать уход за детьми и стариками будет государство? Владимир Путин только что анонсировал обширную программу поддержки рождаемости и семей, выплаты по рождению детей, но не будем забывать, что индексация уже выплачиваемого материнского капитала заморожена с прошлого года и до 2020-го, там будет видно.

«Майские указы» о кратном повышении зарплат врачей, педагогов, работников культуры и соцсферы, подписанные Путиным сразу после его возвращения на пост президента в 2012 году, исполняются с огромным напряжением и не в полной мере. Регионы, на которые «повесили» реализацию указов, изворачиваются как могут: залезают в долги, «мухлюют» — сокращают численность категорий, перечисленных в указах, переводят персонал в другие. А как иначе — ведь еще при подписании указов эксперты указывали, что для их исполнения экономика должна расти не менее чем на 5% в год, а она только-только выкарабкивается из ямы. Я уж не говорю о том, что инфляция со времени подписания «майских указов» скакнула до 50% и «съела» их эффект. Вопрос: не постигнет ли та же участь и нынешние обещания?

Что касается пенсионеров, то о состоянии этой сферы наглядно свидетельствуют следующие факты: средний по стране размер пенсии по старости — 13,7 тыс. рублей (вычтем расходы на коммуналку и лекарства и прикинем, как питаться и одеваться на оставшееся), при этом накопительная часть пенсий замораживается пятый год подряд. То есть ныне живущие пенсионеры финансируются за счет будущих, и то с грехом пополам. Как обеспечивать вторых? Совершенно очевидно, что после президентских выборов пенсионный возраст будут поднимать. Так, Алексей Кудрин предлагает постепенно поднять планку до 63 лет для женщин и 65 лет для мужчин.

До 65 лет не доживают 43% российских мужчин, это первое место с конца по Европе, уровень Нигера и Эритреи.

Если еще в прошлом году на финансирование здравоохранения в федеральном бюджете отводилось 3%, то в этом — 2,2% (на правоохранительную систему — в 3,5 раза больше, на оборону — почти в 8), на следующий, год президентских выборов, наметили повышение до 2,8%. Следовательно, можно предположить, что сильно дольше российские мужчины жить не станут. Таким образом, работающие и умирающие до наступления пенсионного возраста — в будущем солидный источник финансирования выживших и вышедших на пенсию.

Но что уж точно не «светит» нам, так это «базовый доход» — подушевой минимальный гарантированный доход, с которым экспериментирует наш сосед Финляндия. «Наша страна бедная, и мы идем в сторону еще большей бедности. Основа всего — это экономика. Современная экономика создает современные рабочие места, где люди получают высокие зарплаты, платят налоги и так далее. В России такой экономики нет. Поэтому для нас базовый доход — это разговоры об очень далеком будущем», — «успокаивает» эксперт.

Страна моя

Наиболее отсталых Центр поддерживает деньгами, отнятыми у других, в первую очередь — донорских территорий (к ним, помимо перечисленных лидеров, относятся Самарская, Свердловская, Сахалинская области, Ненецкий АО), в этом году отняли еще 1% налога на прибыль, продолжили отщипывать топливные акцизы. «При этом распределение трансфертов предельно непрозрачно: не по правилам и формулам, а „ручками“ и по „понятиям“. Блокчейн по-российски — это зайти в правильное время в правильное место и договориться», — сформулировала Зубаревич. В любимчиках у Центра, в гроссмейстерах «блокчейна по-российски» — Дагестан, Ингушетия, Карачаево-Черкесия, Чечня, Крым, Севастополь, Тыва, у них — никаких стимулов «рыпаться» и развиваться самостоятельно: и так дадут. У остальных, находящихся в «серой зоне», — тоже: разживешься — отнимут.

Не от хорошей жизни регионы залезают в долги. Общая задолженность — 2,2 трлн рублей, в том числе перед банками — более 540 миллиардов. Средний объем задолженности — 35% от доходов, у дюжины регионов долги почти или полностью сравнялись с доходами, долги шести регионов превысили их доходы: в том числе у Хакасии — на 40%, у Мордовии — вполовину, у Костромской области — более чем на 70%. На погашение долгов у регионов уходит до трети доходов, неудивительно, что 60% территорий верстают дефицитные бюджеты. Но речи о возвращении регионам налоговых полномочий на этом фоне совсем не идет.

Младенческая прибавка

В ходе проводимой государством «оптимизации» возникли многочисленные социальные кризисы, население продолжало беднеть. А единственно где были хоть какие-то успехи, это «в демографии». Убыль населения сменилась хоть и незначительным, но ростом. Это подавалось как грандиозный успех. 

Однако рост оказался очень кратковременным – смертность вновь превысила рождаемость. Что, собственно, наконец признал и сам Путин: «Сегодня – в основном в силу объективных причин – демографическая ситуация снова обостряется. Эта тенденция была предсказуемой, она связана с последствиями предыдущих, наложившихся друг на друга глубоких демографических спадов». То есть государственная политика (та самая губительная «оптимизация») тут вроде как и ни при чем. 

Для того чтобы заткнуть дыры и прорехи, и предназначены новые программы. На их реализацию в течение трех лет будет выделено 145 млрд рублей. И опять-таки сумма вроде бы немаленькая. Но стоит присмотреться к президентским обещаниям повнимательнее. Путин вскользь отметил, что социальные выплаты будут адресными. Иными словами, получат их далеко не все. Но кому же они адресованы? 

Пособие на первого ребенка будут получать только семьи с душевым доходом, не превышающим полутора прожиточных минимума. В среднем по России это соответствует 45 тыс. рублей совокупного дохода обоих родителей. Но прожиточный минимум определяется на региональном уровне, так что отличия будут. Так, в Москве семья, в которой после 1 января 2018 года родится ребенок, может рассчитывать на 14 тысяч рублей при семейном доходе не более 84 тысяч. А, например, в Брянской области пособие составит 10 600 рублей при общем семейном доходе не более 47 тыс. 

Иными словами, адресность на поверку вновь обернется несправедливостью, когда самые бедные регионы (и наиболее бедные семьи) будут и помощь получать в значительно меньших объемах. 

Но самое главное, при масштабах российской бедности это капля в море, которая, безусловно, облегчит некоторому числу семей существование, однако никак не решит проблему в целом. Если в семье уже есть новорожденный (или он появится до 1 января), то какой бы она бедной ни была, ежемесячное пособие на первенца ей не положено. 

Между тем в России только число граждан, живущих за чертой бедности, – 22 млн человек (в 2010 году их было менее 18 млн). Большинство из них – это семьи с детьми. Это 15% населения. Если учесть, что эту самую «черту» правительство определяет ниже уровня хоть сколько-нибудь сносного существования, то в реальности бедных россиян – абсолютное большинство. Даже такой неукротимый либерал, как Алексей Кудрин, на днях заявил, что наиболее угрожающей для РФ проблемой является бедность населения. 

Конечно, хорошо, что теперь, с благоволения Владимира Путина, материнский капитал небогатым семьям разрешат тратить и на детский садик или ясли, и на другие насущные нужды. Но это как раз и свидетельствует: не до жиру – быть бы живу. Какие уж тут капиталы на строительство жилья, будущее образование или пенсию матери (именно на такие стратегические, что называется, цели, предназначался первоначально материнский капитал), когда надо хоть как-то свести концы с концами, прокормить себя и детей. 

Минувшей весной вице-премьер Ольга Голодец сделала знаковое заявление: мол, в России «уникальная бедность». Если обычно в развитых странах от бедности страдают неработающие по разным причинам (пенсионеры, больные, безработные и т.п.), то в России беднеет именно работающее население. Около 5 млн работников получают зарплату  вообще ниже прожиточного минимума. 

Если бы государство действительно стремилось решить проблему бедности, следовало бы навести порядок с зарплатами (то есть платить людям заработанное). А также ввести прогрессивный подоходный налог, совсем освободив от него малооплачиваемые категории населения, компенсировать потерянные в 90-е вклады, прекратить мошенническую схему долевого строительства (сколько семей остались без денег, в том числе без материнского капитала, и без жилья из-за таких «ипотечных пирамид»). Да и в принципе вкладывать государственные средства в медицину и образование, а не «оптимизировать» их. 

Но это требует смены социально-экономической политики, чего президент делать явно не желает. Зато в проведении пиар-акций и повышении своих собственных ставок и рейтингов власть российская поднаторела. 

Использованы материалы: znak.com, expert.ru, fedpress.ru, finanz.ru, fontanka.ru, intersectionproject.eu,  kommersant.ru, newsru.com, profile.ru, rambler.ru, rbc.ru, rosbalt.ru, russia2035.ru, takiedela.ru, theins.ru, vedomosti.ru, vc.ru, sovross.ru.

Наши рубрики

Нас посещают

Яндекс.Метрика

Консультант

Морепродукты