Архив выпусков

Апрель 2018
ПндВтрСрЧтПтСбВс
2627282930311
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30123456

Новости

Минздрав назвал пятерку регионов с самым низким уровнем смертности. Это Ингушетия (3,2 случая на 1 тыс. населения), Чеченская Республика (...

9 апреля 2018 года врио губернатора Ивановской области С.Воскресенский объявил о новых кадровых назначениях в правительстве региона....

5 апреля 2018 года глава областного центра В.Шарыпов подписал постановление о выделении субсидий социально ориентированным некоммерческим...

Главная | 20 (23.05.2017)

Как сидят в московских СИЗО знаменитые арестанты

Знаменитое путинское «Где посадки?» было услышано, выполнено и даже перевыполнено. В российских СИЗО сегодня сидит рекордное число известных арестантов
Ю.Мельникова

Sobesednik.ru выяснил, каково им за решеткой.

С Канар – на нары

Прямо из губернаторского кресла глава Удмуртии Александр Соловьев попал «на карантин» в СИЗО «Лефортово». Прохладная камера, без холодильника и ТВ, из всей обстановки – шконка, железная миска и чайник. Из одежды – черная роба, фуфайка, шапка-ушанка, сапоги-кирзачи. Неудивительно, что во время первых выездов в суд бывший глава региона выглядел подавленным и просился под домашний арест, ссылаясь на преклонный возраст (Соловьеву 66 лет, и у него удалена одна почка). Сейчас отставника-арестанта перевели в обычную двухместную камеру.

Кто-то из бывших губернаторов спокойно переносит заключение в СИЗО. Другие испытывают тяготы и заказывают себе еду из ресторанов. Это не запрещено. Те губернаторы, которые уже осуждены, работают на зоне. Например, губернатор В.Дудка (Тульская область) работает формовщиком стеновых блоков

– Карантин длится 10 дней и является настоящим шоком для тех, кто впервые оказался в таких местах, особенно это касается людей, привыкших к комфортным бытовым условиям, – рассказал член Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Александр Бачу.

Сейчас адаптацию на карантине проходит коллега Соловьева, бывший глава Марий Эл Леонид Маркелов. При встрече с правозащитниками он жаловался на нехватку даже туалетной бумаги, нижнего белья (выдан один комплект за неделю), отсутствие доступа к своим личным вещам.

– «Лефортово» – это изолятор ФСБ, он считается самым суровым по условиям содержания. Раньше в него свозили самых злостных преступников – убийц, террористов, а «политических», чиновников и прочих вип-сидельцев отправляли в «Матросскую Тишину» (особый блок 99/1). В народе его прозвали «кремлевский централ» – еще со времен, когда в нем сидели путчисты. Но в последнее время подследственных мэров и губернаторов чаще направляют в «Лефортово», где нет горячей воды, из крана идет просто ледяная, туалет не огорожен даже шторкой, а унитазы в большинстве камер – это просто пожарные ведра с отрезанным днищем, – рассказал правозащитник Дмитрий Пискунов.

Большинство посетителей и постояльцев «Лефортово» считают, что суровые условия в изоляторе поддерживаются сознательно, так как служат негласным «воспитательным моментом» и дополнительным способом воздействия для получения показаний от «коррупционеров и взяточников».

Белых курит сигары

Бывший губернатор Кировской области Никита Белых осваивался долго, но, видимо, уже смог приспособиться к новым условиям своей жизни.

– Сейчас Белых содержится в камере с одним сокамерником, которому вменяют экономическую статью, – рассказал член ОНК Иван Мельников. – Я был у них на прошлой неделе с обходом: в камере много конфет, сигары, которые курит Белых, много книг. Их водят на прогулку на 1 час, перебежками, чтобы не было контактов с другими заключенными.

Сравнительно лучше себя чувствуют сидельцы «кремлевского централа» – СИЗО-1: мэр Владивостока занимается йогой прямо в камере, а бизнесмен Сергей Полонский делится с правозащитниками планами баллотироваться в президенты.

– Я пришел с обходом в камеру Полонского, когда у него был день рождения. Бизнесмен угостил меня куском торта и чашкой кофе, которые составляли скромное тюремное застолье, – рассказал Дмитрий Пискунов. – Он много говорит, строит планы, в том числе и президентские. Обеды, насколько я понял, ему передают с воли, но в СИЗО-1 это не запрещено.

57-летний сахалинский экс-губернатор Александр Хорошавин в изоляции много читает и совершенствует физическую форму – тренируется до пота, а главной его просьбой к администрации изолятора было повесить турник в прогулочном дворике, чтобы можно было подтягиваться на свежем воздухе.

Другой старожил СИЗО – Вячеслав Гайзер – также старается не падать духом, хотя один из проходящих по его делу был найден мертвым в камере, по версии следствия, совершил суицид.

Как трудоустраиваются бывшие губернаторы

Отставки глав регионов продолжаются. Только с начала года досрочно своих постов лишились руководители семи российских субъектов. Куда трудоустраиваются экс-губернаторы после того, как таблички с их фамилиями исчезают с дверей высоких кабинетов?

В бизнес

Оставив пост главы Республики Карелия в феврале, Александр Худилайнен тут же перешел в компанию «Усть-Луга Ойл», которая занимается поставкой нефтепродуктов в Европу. Cказать, что Худилайнен просто хорошо трудоустроился, будет недостаточно: он сразу занял должность председателя совета директоров. При этом экс-чиновник за всю свою жизнь ни дня не проработал в бизнесе.

В бизнес подались и многие другие «эксы». Илья Михальчук (Архангельская обл.) устроился в группу строительных компаний «СУ-155» замом гендиректора. Павел Ипатов (Саратовская обл.) стал замом гендиректора ОАО «Росэнергоатом». Олег Бетин (Тамбовская обл.) теперь старший вице-президент банка «Российский капитал».

– Экс-губернаторы досконально знают всю систему функционирования власти в России. Они востребованы в качестве лоббистов для бизнеса. Как на самом деле принимаются решения, лучше их, пожалуй, знают только в ФСБ, – отмечает гендиректор Центра развития региональной политики Илья Гращенков. Эксперт прогнозирует, что вскоре начнется еще более активный исход в бизнес-структуры губернаторского корпуса в связи с его омоложением и соответственно с более ранним освобождением от должностей.

На госслужбу и в парламент

Некоторые бывшие продолжают чиновничью карьеру. Так, Николай Цуканов (Калининградская обл.) стал полпредом президента в Северо-Западном федеральном округе, Сергей Ястребов (Ярославская обл.) – зам. министра природных ресурсов, Виктор Басаргин (Пермский край) – руководителем Ространснадзора.

Традиционным же политическим «отстойником» для экс-губернаторов является Совет Федерации: сейчас полтора десятка бывших глав регионов пребывают в статусе сенаторов.

– Старая система номенклатуры в нашей стране уже не работает. Единого правила по дальнейшему развитию карьеры нет, – полагает политолог Константин Калачев. – Судьба каждого бывшего губернатора определяется в индивидуальном порядке и во многом зависит от его личных связей. Есть те, которым в итоге вообще ничего не предлагают.

В свое удовольствие

Пермский экс-губернатор Олег Чиркунов много путешествует. «Как любой русский, я люблю солнце, а у нас пожизненный дефицит солнечных лучей», – говорит он. Для души Чиркунов преподает в Высшей школе экономики, пишет книги, владеет сетью супермаркетов и выращивает виноград во Франции.

Ощутил тягу к преподаванию и экс-губернатор Амурской области Леонид Коротков. Сначала пошел обычным учителем в частную школу Благовещенска, а затем – в университет. «Детей я воспитывать люблю, историю знаю», – объяснил свой неожиданный выбор Коротков.

Труд в неволе

Некоторым не очень везет, и они вынуждены продолжать трудовую «карьеру» в местах лишения свободы.

Осужденный за взяточничество Вячеслав Дудка (Тульская обл.) работает формовщиком стеновых блоков.

До этого состоял в пожарной команде. «В настоящее время он может претендовать на УДО. Заключенный не нарушает режим, ведет послушный образ жизни», – характеризует бывшего губернатора ФСИН.

Николай Денин (Брянская обл.) устроился на зоне привратником. Он также отличается «примерным поведением».

Другие попавшие в поле зрения следователей экс-губернаторы пока вынужденно отдыхают – до приговора суда.

В его ожидании находятся Леонид Маркелов (Марий Эл), Александр Соловьев (Удмуртия), Вячеслав Гайзер (Коми), Василий Юрченко (Новосибирская обл.), Александр Хорошавин (Сахалин) и Никита Белых (Кировская обл.).

Маркелов, как известный любитель поэзии, в случае своей отправки в колонию мог бы устроиться библиотекарем. Соловьеву может пригодиться опыт работы в молодости стропальщиком, а Белых мог бы работать журналистом. Хорошавин же вполне в состоянии претендовать на должность банщика – в его губернаторской резиденции как раз была шикарная баня.

Хуже всего придется, судя по всему, Гайзеру. До политики он трудился только в банке, а к деньгам его теперь уже по понятным причинам даже на зоне не подпустят.

Наши рубрики

Нас посещают

Яндекс.Метрика

Консультант

Морепродукты