Архив выпусков

Май 2017
ПндВтрСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930311234

Новости

4 мая 2017 года состоялось заседание Госсовета под председательством Президента РФ В.В.Путина. В совещании принял участие губернатор...

11 мая 2017 года состоялось расширенное совещание по вопросу безопасной эксплуатации населением газобаллонных установок и по организации...

10 мая 2017 года продолжилось судебное заседание в Ленинском районном суде г.Иваново по уголовному делу в отношении бывшего главы г....

Главная | 19 (16.05.2017)

Пока «чиновник и совесть» - понятия несовместимые

Менять надо не пиджаки, а приоритеты
Э. Воздвиженский

Мой профессиональный и гражданский долг обязывает меня помочь России стать великой Державой, а для этого необходимо, убежден, призвать к ответу всех тех, кто сегодня продолжает обворовывать страну, а значит, и нас с вами. Также убежден, что сегодня главную опасность благополучия страны представляют не бандиты в малиновых пиджаках, а господа чиновники в дорогих костюмах, на престижных машинах. Их объединяет только одно – страстное желание преумножить свои доходы, не гнушаясь ничем.

А.Чужбинкин

 

 

 

Наблюдая за посадками высокопоставленных ивановских чиновников, которые получают сроки друг за другом, и сроки реальные, не могу не проанализировать ситуацию, а почему такое стало возможным?

Всем известно, что ко всем процессам - как позитивным, так и негативным, - происходящим в регионе, областные власти имеют непосредственное отношение и должны нести за них ответственность. Чаще всего власть не просто регулирует эти процессы, но и устанавливает свои правила, и зачастую, сама активно играет на бизнес-поле. Высшие областные чиновники обладают огромным административным ресурсом, и уже их приближенные начинают демонстрировать, к кому из «высшей властной элиты» они приближены, а значит, они неприкасаемы. Но главная роль в эффективности происходящих в субъектах преобразований отводится кадрам, которые, как известно, «решают все».

Масса обывателей истово верует в то, что все проблемы России от санкций и низких нефтяных цен. Мол, стоит только баррелю подрасти – экономика тут же расцветет пышным цветом. Поспешу их разочаровать: нефтяные цены тут совершенно не при чем, падение экономики началось в РФ 2012 г., когда баррель был на максимумах. Проблемы в экономике носят СИСТЕМНЫЙ, а не конъюнктурный характер. Именно поэтому падение нефтяных цен подкосило только те экономики, в которых есть системные проблемы. В первую очередь это Венесуэла, во вторую – РФ, в третью – Казахстан. А вот экономика Норвегии почему-то показала рост в 2,5% в 2015 г, хотя она получила как раз двойной удар – падение барреля и продуктовые санкции со стороны РФ, крупнейшего потребителя норвежской рыбы.

Канада – третья страна по запасам нефти после Саудовской Аравии и РФ.  Причем в отличие от первых двух канадцы не наращивают добычу нефти, пытаясь за счет объемов сократить выпадающие доходы, а сокращают ее. Казалось бы, уж этой стране точно должно поплохеть. Ан нет, в 2015 г. ВВП Канады показал пусть и символический, но рост. Да и с чего бы канадской экономике сильно страдать, если нефтяной сектор обеспечивает менее 3% валового продукта? Падение в одном секторе компенсируется ростом в другом, например, в авиастроении.

Вы можете представить, чтобы в РФ авиазаводы играли более значимую роль, чем «Газпром»? Это просто за гранью фантастики. Авиапром в РФ абсолютно и безнадежно убыточен, как экономический комплекс. Производство военной техники не создает никакого полезного для общества продукта, потому что даже самый навороченный истребитель после выпуска не генерирует прибыль, перевозя грузы или пассажиров, а увеличивает издержки бюджета, потому как его содержание стоит очень дорого. Исключением может быть ситуация, когда большая часть продукции ВПК идет на экспорт, но это точно не наш случай. А вот гражданское авиастроение находится в глубочайшей стагнации. Почему канадцы или даже бразильцы способны сделать авиапром рентабельным, а русские – нет?

Мой ответ беспощаден: социально-экономическая система в РФ нежизнеспособна, система воспроизводит процесс самоуничтожения и деградации. Именно поэтому в 1999 г. экономика, опираясь на остатки советского промышленного потенциала, росла при $13 за баррель, а в 2015 г. падение в пропасть не смогли затормозить даже 60+ баксов за бочку черной жижи. И если в прошлом году при средневзвешенной цене нефти марки Urals в $51,2 не удалось стабилизировать российскую экономику, то стоит ли возлагать надежды на год текущий, в котором бочка рискует упасть ниже средневзвешенных 40 баксов? Даже сельское хозяйство, не смотря на продуктовое эмбарго против европейского импорта, показало в прошлом году существенный спад. Уж тут-то точно никаких экономических предпосылок нет, причины спада обусловлены исключительно системным фактором.

Одна из важнейших характеристик современной россианской системы – тотальное доминирование в экономике внеэкономических рычагов управления. Как так – удивятся многие, ведь у нас не совок с его монстрозным госпланом и «административно-командной системой», а, пусть и корявая, но рыночная экономика? Формально это так, но как работают в РФ «рыночные механизмы» и, самое главное, кто этими механизмами управляет?

Только в нашей стране выгоднее уничтожить высокотехнологичное предприятие, снести цеха и построить на его месте гипермаркет, в котором торговать импортным ширпотребом.

А.Матвеев

 

 

 

Это та самая реальность, которую не изменят ни отмена санкций, ни рост нефтяных котировок, ни инвестиционные кредиты под 2% годовых, ни доллар по 20 рублей. В системе, где главным экономическим агентом является тупорылый, офигевший от алчности и обнаглевший от вседозволенности чиновник-бандит, экономике просто нет места. Эта система уничтожает все вокруг и пожирает сама себя.

Вот, например, Щвейцария – страна довольно холодная (лето, как в Ивановской области, хотя зима намного теплее), чрезвычайно бедная минеральными ресурсами и даже землями, пригодными для ведения сельского хозяйства. Швейцария способна обеспечить себя продовольствием лишь на 56% при том, что уровень бюджетных субсидий сельхозпроизводителям самый высокий в Европе – порядка 70%. Но почему, скажите мне, эта альпийская республика, не имеющая ни нефти, ни алмазов, ни достаточно угля (экспортирует его из Африки), ни даже нужного количества рабочих рук (из 8 млн населения – 2 млн трудовые мигранты) обеспечивает своим гражданам уровень жизни, один из самых высоких в мире? Как эти швейцарцы умудряются вообще выживать в своих промозглых Альпах?

Все очень просто: швейцарцы производят продукцию, в которой составляющая природной ренты близка к нулю, а основная прибавочная стоимость создается в первую очередь за счет применения интеллекта. И наоборот, в структуре издержек швейцарской продукции энергозатраты имеют незначительную часть, а стоимость труда довольно высока.

С.Морозов

 

 

 

Кто там вякнул про швейцарские банки? Все 320 швейцарских банка обеспечивают лишь 12% налоговых поступлений в госбюджет, весь финансовый сектор страны (банки, биржи, страховые компании) дают чуть более 10% ВВП. Занято в этой сфере порядка 100 тысяч человек – это в три с лишним раза меньше, чем в одном только Сбербанке.

Итак, страшная тайна раскрыта – экономика маленькой горной страны держится в основном на реальном секторе, на производстве того, что можно пощупать и надкусить.  А теперь самое интересное: пока русские предлагают миру нефть и газ, три четверти экспорта Швейцарии обеспечивает…. фармацевтика.

Объясните мне: почему швейцарцы могут делать уникальные пилюли и микстуры и экспортировать их аж на $80 млрд в год, а русские – нет? Они что, генетические тупицы? Или у них руки из одного места растут? Почему тогда они даже сами себя даже самыми необходимыми лекарствами обеспечить не в состоянии? Ответ все тот же: виноват системный фактор.

А.Кабанов

 

 

 

Что всего обиднее, русские способны создавать препараты и лучше, чем швейцарские, и более перспективные в смысле извлечения прибыли. Но россианская система наглухо убивает любые ростки реальной экономики в стране. И это логично, поскольку главный бенефициар в стране – тупорылое и алчное чиновничество. Форма присвоения ими бандитской ренты имеет довольно архаичную форму  – дань (рэкет, взятка, откат, распил). Можно ли обложить данью предприятие, производящее, например, лекарства? Гипотетически можно, мол, плати и живи, однако это медленно убьет отрасль, поскольку если ты не вкладываешь в разработки 30% прибыли, ты нежизнеспособен. А если эти 30% придется отдавать всего лишь за право дышать, то как можно конкурировать с иностранными фармкорпорациями, вкладывающими в науку миллиарды долларов ежегодно?

По факту, однако государство убивает отрасль быстро, поскольку желаемый чиновниками объем взяток могут предложить только импортеры. Зарубежным производителям не нужны конкуренты ни на внешнем рынке, ни на внутреннем российском. Взятки за их уничтожение – это инвестиции, которые быстро окупаются. Ничего личного, просто бизнес. А уж как российская власть уничтожит производства – задушит ли налогами или затопчет силовиками, не суть важно. Вот такая чудовищная самоубийственная логика у нашей системы.

P.S. Даже места не хватило на фото  В.Сверчкова, который явно дополнит галерею сидельцев. А там, надеемся, на подходе С.Жубаркин и А.Кузьмичев.

Наши рубрики

Нас посещают

Яндекс.Метрика

Консультант

Морепродукты